Меню
Назад » »
В статье проанализированы тенденции развития института судебной экспертизы в России, исторические аспекты системных проблем государственных судебно-экспертных учреждений, влияние особенностей исследования цифровых доказательств на организацию экспертной деятельности. Сделан вывод о долгосрочных изменениях в организации экспертной деятельности в России.
Юридическая практика не всегда критерий истины. Особенно сегодня, когда недостаток специалистов компьютерно-технического направления экспертных исследований сочетается с фактическим отсутствием у юристов какой-либо литературы теоретического и практического характера по исследованию цифровой информации, существующей в цифровом виде и содержащейся, например, на страницах сайтов сети Интернет или в электронных сообщениях. И когда для нужд судопроизводства функции специалиста компьютерно-технической экспертизы с легкостью принимает на себя нотариус, реализуя их в рамках процедуры обеспечения доказательств, то результат не просто плох с точки зрения "технической", "специальной", он плох, прежде всего, тем, что вводит стороны и суд в заблуждение. В статье представлены положения, аргументирующие вывод о том, что можно и нужно оспаривать в суде результат работы нотариуса в случае, если он фактически принимает на себя функции эксперта компьютерно-технической экспертизы.
Цифровая криминалистика - новый термин, который не является устоявшимся, и уже имеет синонимы ("электронная криминалистика", "компьютерная криминалистика" и т.д.). Вместе с тем, это настолько серьёзная и перспективная адаптация подходов традиционной криминалистики к реалиям развития современного информационного общества, что правоохранительная практика требует как можно быстрее пройти путь научного становления этого направления и перейти к массовой практической реализации её положений при расследовании преступлений. Автор подходит к рассмотрению проблем цифровой криминалистики с учетом своего 20-летнего опыта производства особо сложных компьютерно-технических экспертиз, назначаемым по уголовным делам по различной категории преступлений, не сводимых исключительно к преступлениям в сфере компьютерной информации.
В статье раскрывается понятие информации, похожей на тайну. Анализируется современное состояние правоприменительной практики, демонстрирующее, что информация, похожая на тайну, в расследовании преступлений встречается часто и отличается от фактической тайны другим режимом защиты. Цель статьи - обозначить проблему правильного определения режима ее защиты в различном процессе (уголовном, гражданском, административном, арбитражном).
Статья опубликована в 2015 году и посвящена особенностям новых цифровых следов, которые имеются на месте происшествия, описанию их значимости для расследования преступлений. Многое изложенное в ней успешно апробировано на практике, но широкой поддержки не нашло: вузы не имеют возможности перестроить подготовку по юридическим специальностям без адекватного изменения образовательных стандартов; практика следственных органов крайне медленно адаптируется к новому в условиях недостаточной помощи криминалистов и экспертов; система подготовки и переподготовки сотрудников правоохранительных органов, прокуратуры, судов, адвокатов для работы в новых технологических условиях не отвечает требованиям времени. Авторы воспринимают происходящее не столько как проблему, сколько как задачу, и пытаются решить её, консолидируясь с работающими по данной тематике учеными и практиками.
В статье проанализирован исторический аспект правового регулирования электронных почтовых сообщений, а также действующие нормативные документы, применимые для оценки правового статуса цифровой информации, извлекаемой из компьютерных и мобильных устройств. Автор обозначает проблему субъективного подхода участников судопроизводства к трактованию тайны связи применительно к информации, пересылаемой в сетях связи, и предлагает рассматривать такую информацию в качестве обезличенных данных.
Как деанонимизировать подозреваемого, который пользуется всеми преимуществами скрытной работы в сети Интернет? Что такое информационно-аналитические исследования не просто "больших данных", а криминалистически значимых "больших данных"? Получают ли социологи и эпидемиологи биллинговую информацию для обработки по решению суда? В статье даются ответы на эти вопросы и аргументируется вывод о том, что общедоступная цифровая информация должна быть доступна следователю при расследовании преступления в том же правовом режиме, в каком она де-факто используется в обществе.